29 марта 2021 г.

Джон Л. Шелленберг о доказательствах бытия Бога

Джон Л. Шелленберг (John L. Schellenberg) — канадский философ религии. Автор книг «Divine Hiddenness and Human Reason» (1993, русский перевод 2021), «Prolegomena to a Philosophy of Religion» (2005), «The Wisdom to Doubt: A Justification of Religious Skepticism» (2007), «The Will to Imagine: A Justification of Skeptical Religion» (2009), «Evolutionary Religion» (2013), «The Hiddenness Argument: Philosophy's New Challenge to Belief in God» (2015), «Progressive Atheism: How Moral Evolution Changes the God Debate» (2019), «Religion After Science» (2019).


ФК: Как Вы относитесь к самой идее доказательства бытия (или отсутствия) Бога? Кажется ли она Вам состоятельной? Почему?
Д.Ш.: Полагаю, что самой идеей все в порядке. Философы должны всегда, во всяком случае на начальном этапе, интересоваться новыми аргументами в отношении любых своих больших тем. Я — философ, и тема божественного существования — это одна из больших тем философии. Однако, — об этом я еще скажу ниже — на мой взгляд, мы, возможно, подошли к концу того времени, когда эту тему правильно называть «существованием Бога». Думаю, будет лучше, если мы начнем говорить о «Трансцендентности» или «Антинаурализме».

ФК: Если бы Вы попытались осуществить доказательство бытия (или отсутствия) Бога, то какое определение понятия «Бог» Вы бы использовали? Кажется ли Вам подходящим классическое определение Бога как всеблагого, всезнающего и всемогущего творца мира?
Д.Ш.: Это классическое определение по-прежнему подходит — но другие концепции Бога ни в коем случае не маловажны. Вопрос о существовании этого Бога — это, так сказать, незавершенное дело для западных философов, и я заинтересован в завершении этого дела. На мой взгляд, оно не завершено в значительной степени потому, что современные философы обычно придерживаются натурализма или теизма, прежде чем приходить к философии, и, соответственно, часто либо игнорируют проблему, либо рассматривают ее предвзято. Соразмерно с этим пострадало и обсуждение существования Бога. Действительно, было бы хорошо перейти к другим концепциям божественного или (в более широком смысле) неприродного; философский способ обращения к понятиям трансцендентного или неприродного не должен быть ограничен тем, что популярно в культуре, к которой философы принадлежат. Но именно для того, чтобы продвигать этот проект, я, обсуждая существование Бога, сосредоточил свои силы на упомянутой классической концепции. Если станет ясно, что есть причина отложить ее в сторону, то у нас может появиться мотивация рассматривать другие связанные с ней возможности.

ФК: Какие из доказательств бытия (или отсутствия) Бога кажутся Вам наиболее сильными и интересными?
Д.Ш.: Я работал в основном над аргументами в пользу атеизма. На мой взгляд, атеистические аргументы от зла — в частности, от ужасных страданий — можно сделать очень сильными. Упускаемый из виду член этого класса аргументов — аргумент от насилия (под которым я имею в виду следующее: чувствительные существа созданы как объекты для жесткой и грубой силы, а не нежности и уважения). Этот аргумент интересен, потому что культурная эволюция делает насилие все более и более проблематичным, и, соответственно, становится все более привлекательной точка зрения о том, что ненасилие принадлежит характеру совершенного существа. Я обсуждал этот аргумент в своей недавней книге о прогрессивном атеизме. Но аргумент, на который я потратил больше всего времени, известен как аргумент от скрытности, который я развил в своей первой книге «Сокрытость Бога и разум человека». (Я рад отметить, что эта книга только что была переведена на русский язык). Аргумент от скрытности на самом деле интересен мне почти по той же причине; понятие о любви Бога как открытой для личностного отношения и таким образом отличной от неверия в Бога, которое несовместимо с таким отношениям, также подвержено недавними культурными изменениями, такими как те, которые делают «далекого отца» менее социально приемлемым.

ФК: Как вы оцениваете роль доказательств бытия (или отсутствия) Бога в истории философии, науки, религии, культуры в целом?
Д.Ш.: Полагаю, здесь следует говорить о предполагаемых доказательствах. Совершенно очевидно, что в случае успеха либо есть веская причина полагать, что мир природы и мы сами являемся продуктами доброжелательной личностной силы, которая может обеспечить наше долгосрочное (возможно, постоянное) благополучие, либо есть веская причина верить в то, что такой силы не существует, и теистические традиции мира, которым тысячи лет и которые держат в плену миллиарды людей, идут по ложному пути. Оба эти утверждения, очевидно, весьма значимы с практической точки зрения, но они значимы и для всех, кто хочет знать правду о реальности. Однако позвольте мне добавить, что последнее утверждение в этом смысле не так важно, как полагают многие, кто ошибочно объединяет ложность личностного теизма с истиной натурализма: точка зрения, согласно которой реальность представляет собой единую систему, управляемую законами, которые могут быть открыты естественными науками. Даже если теизм ложен, некоторые другие религиозные утверждения (и, конечно, некоторые другие ненатуралистические утверждения) все еще могут быть истинными. Полное открытий путешествие людей нашей планеты на самом деле только началось, и кто знает, какие еще ненатуралистические перспективы скрыты от нас.

ФК: Некоторые считают, что критика Кантом известных ему доказательств была столь разрушительна, что сам вопрос о доказательстве бытия Бога перестал быть философски актуальным. Что Вы думаете об этой позиции?
Д.Ш.: Я не согласен. Благодаря развитию мощных аналитических техник в философии прошлого века, обсуждение теистических и атеистических аргументов достигло уровня сложности, неизвестного Канту. И это обсуждение также включает изощренные опровержения критики Канта — например, в работах Ричарда Суинберна и Грэма Оппи. Скорее всего, те, кто, на основании идей Канта находят саму идею успешного (а)теистического доказательства подозрительной, делают это не просто на основании его конкретной критики аргументов в пользу бытия Бога, но на основании его более широкой критической философии, которая довольно спорная и не является хорошим фундаментом для выстраивания того, как целая культура должна относится к божественным вопросам.

ФК: Могли бы Вы порекомендовать текст (или несколько), который является, с Вашей точки зрения, наиболее важным для понимания данной проблематики?
Д.Ш.: Классические тексты важны, по крайней мере, в качестве основы, но я уверен, что большинство ваших читателей знают о соответствующих работах таких авторов, как Лейбниц, Кант и Юм. Среди современных текстов (о своем собственном говорить не буду) я бы упомянул «Существование Бога» Ричарда Суинберна и «Споря о богах» Грэма Оппи. И не следует забывать о богатстве актуальных тем и подтем, содержащихся в Стэнфордской философской энциклопедии онлайн. Все эти работы сами по себе стимулируют и открывают множество путей к другим текстам, способным расширить понимание рассматриваемой проблемы.

Комментариев нет:

Отправить комментарий