5 апреля 2021 г.

Константин Павлов-Пинус о доказательствах бытия Бога

Константин Александрович Павлов-Пинус — российский философ, кандидат философских наук, старший научный сотрудник сектора философских проблем социальных и гуманитарных наук Института Философии РАН, автор книги «О природе логических рассуждений» (2010).


ФК: Как Вы относитесь к самой идее доказательства бытия (или отсутствия) Бога? Кажется ли она Вам состоятельной? Почему?

К.П.-П.: Понятие «доказательства», которым пользуются сегодня в науках и философии, сильно отличается от того, которым пользовались теологи, впервые сформулировавшие проблему «доказательства бытия бога». Речь тогда шла о «свидетельствах в пользу….», а не о доказательствах в дедуктивном смысле. Исконная задача теологов была понятной и осмысленной. Задача «доказательства» бытия Божия в современном смысле слова «доказательство» противосмыслена.

ФК: Если бы Вы попытались осуществить доказательство бытия (или отсутствия) Бога, то какое определение понятия «Бог» Вы бы использовали? Кажется ли Вам подходящим классическое определение Бога как всеблагого, всезнающего и всемогущего творца мира? 

К.П.-П.: а) Мои представления об этих материях совершенно исключают саму идею дискурсивного к ним отношения. Ни о каких доказательствах и обоснованиях тут не может быть и речи. В претензии заполучить «понятие» Бога звучит самоуверенная надежда на то, чтобы сделать Бога более понятным человеку. Сомневаюсь в обоснованности этой претензии.

Для меня это вопрос чистого чаяния.  Говорят, что имеют место случаи откровения. Может быть, не знаю, не могу судить ни за, ни против. У меня нет оснований не верить разным умным людям, утверждающим, что пережили откровение свыше, но нет и оснований доверять их свидетельствам. А проверить невозможно, ибо откровение — не сфера интерсубъективности. С точки зрения философии исследование границ познаваемости мира является важной задачей. Следует понимать, что, возможно, существуют принципиально непознаваемые вещи. Однако — и это главное — я не вижу никакой необходимости эти сложные философские проблемы непременно связывать с понятием Бога. Это скорее был бы уход от проблемы, «заговаривание» логически тонких вещей догматическими, абстрактно-мистическими словесами. Не исключаю, что нужно принципиально новое богословие. Все старые формы, о которых мне что-либо известно, никуда не годятся — за исключением одной гениальной догадки под названием «апофатический способ рассуждения».

б) Ни из философской перспективы, ни с точки зрения смысла и буквы Слова Христа все эти представления о Боге мне кажутся неуместными, за уши притянутыми к сути Его учения (в частности, я имею в виду Его слова «сила моя в немощи моей»). Всезнающий и всемогущий Бог обязан быть ответственным за всё то, что происходит в мире. И ежели он действительно таков, то Его как можно скорее надо судить на Самом Страшном Суде.

 

ФК: Какие из доказательств бытия (или отсутствия) Бога кажутся Вам наиболее сильными и интересными?

К.П.-П.: Никакие. Не существует — и не может существовать — даже «доказательств существования внешнего мира». Всё это не является предметом «доказательства».


ФК: Как вы оцениваете роль доказательств бытия (или отсутствия) Бога в истории философии, науки, религии, культуры в целом? 

К.П.-П.: Эти «доказательства» сыграли важную роль в процессе осмысления границ человеческих возможностей. И многое объяснили человеку в том, что он (а не Бог) есть такое.

 

ФК: Некоторые считают, что критика Кантом некоторых из доказательств была столь разрушительна, что сам вопрос о доказательстве бытия Бога перестал быть философски актуальным. Что Вы думаете об этой позиции? 

К.П.-П.: По сути, это верно. Но дело не только в одном Канте, а в том совокупном социально ощутимом эффекте, который стал результатом многих научных и эпистемологических исследований.


ФК: Могли бы Вы порекомендовать текст (или несколько), который является, с Вашей точки зрения, наиболее важным для понимания данной проблематики?

К.П.-П.: Здесь не обойтись парой-тройкой книг, которые бы могли улучшить понимание ситуации — это не вопрос поверхностного формулирования десятка неких «тезисов». Здесь нужно проделать кропотливую работу по анализу выразительных способностей формальных языков в современной логике и науке в целом, проделать работу по анализу культурной и социальной обусловленности человеческого знания, работу по анализу т.н. «теоретической нагруженности фактов», динамики научного знания и т.п. «Вопрос о Боге» обычно связывается (и вполне справедливо) с «вопросом о смысле жизни». Но раз на кону оказывается чуть ли не вся человеческая жизнь, то и требования к мыслительной культуре должны быть предельно высокими. А это есть дело всей жизни, а не вопрос пары книг, прочитанных по случаю.

Комментариев нет:

Отправить комментарий