4 сентября 2017 г.

Добродетель варки борща


отечественным переводчикам Аристотеля и их читателям


То, что варка борща, добродетель, ясно [всякому]. Ведь умеющую варить борщ [мы] называем хорошей хозяйкой, тогда как неумелую так не называют, а [скорее] плохой или неумехой. И кроме того очевидно, что [относится] к [добродетелям] этическим, ведь имеет две крайности, поскольку говорят «недоборщил» или «переборщил», [оставляя] неназванным середину. А крайности и среднее — у этических добродетелей. Впрочем, однако, [хотя] варка борща, как кажется, и [нечто] единое, и некоторые дружественные жены полагали [ее] чем-то отдельным и по природе одним, [все же] варка борща сказывается многообразно. По иному о ней говорится в столовой [общепита], по иному на Украйне, откуда, как уверяют, [ее] происхождение, по иному в столичной ресторации, по иному в [коммунальной] квартире, по иному в частном [доме], по иному в Париже или Нью-Йорке у [русских] эмигрантов. Да и что общего [между] [пакетиком] борща из супермаркета и [кастрюлей] ароматного [домашнего] борща, кроме [разве что] имени. Так что ясно, что никакой отдельной [от] каждой именно этой варки [борща] варки борща самой по себе не могло бы быть. Да и к тому же многие затруднялись, сказывается ли варка борща в [категории] сущности, или в [категории] создания, или в [категории] количества, как говорят о «много борща», или качества «жирный борщ», или места «в кастрюле», или времени «в полдень», «к вечеру». Все это нами разобрано в [сочинениях] для широкого круга. Здесь же, поскольку цель этих [наших] трудов — не исследование варки [борща] как таковой, что [относится] к знанию созерцающему, но практическая, ибо одно [дело] — научно знать о варке борща, другое — осуществить [это] в поступках и деяниях, [направленных] на благо и прекрасное. И о той, кого мы называем хорошей хозяйкой, определяя [ее] [посредством] блага, мы не говорим «она знает варку борща», но «она варит борщ» или «хорошо варит борщ». То, что варка борща есть свойство, ясно. Ведь варка борща не есть претерпевание, [разве что] по совпадению. И свойство, принадлежащее, [скорее], к нраву, чем к [отвлеченной] мысли. Хотя старший Сократ и утверждал, что варка борща есть знание, поскольку кто знает, [как] варить борщ, та его хорошо и варит, а кто не знает, варит плохо, но ясно, что [поскольку] науки о варке борща нет, но здесь [все] достигается [путем] привычки, то было бы уместным рассмотреть [ее] среди свойств нрава и характера. Итак, считая это неким свойством нрава и добродетелью, причем [свойством] осуществляющимся, ведь про спящую [мы] не говорим, что она варит борщ, [разве что] в возможности, скажем, что обладает в осуществлении [этим свойством] та, что действительно варит [борщ]. И не один раз сварила борщ, но [варит] постоянно, ибо было бы смешно называть по истине варящей борщ [ту], кто сварила бы [его] однажды или варила борщ раз от разу, и чья деятельность была бы прерывной, [тогда как] действие — не прерывается, как мы [об этом] сказали в «Физических слушаниях». Итак, варящей борщ в действительности бывает [та], что варит [его] непрерывно, постоянно и [в течение] не месяца, года или нескольких лет, но [в продолжение] всей [своей] целокупной жизни. [Причем] варит не случайно, но когда нужно, для кого нужно, столько, сколько нужно, так, как [именно] нужно. Ведь нелепо называть перебарщивающую и недобарщивающую варящей на самом деле борщ, но [это] — крайности, [коих] следует избегать, тогда как сама варка — середина, а следовательно [и] вершина, ибо есть [достижение] прекрасного.

 Anonymous


---------------------------------------------------------------------------------
О грязных шуточках Аристотеля см. Артём Юнусов. Аристотель ниже пояса.