21 декабря 2015 г.

Маркус Габриэль: О том, что есть и чего нет

Маркус Габриэль — немецкий философ, исследователь античного скептицизма, трансцендентальной онтологии и философии мифологий, соавтор Славоя Жижека.

Финиковый компот: Что вы думаете о месте кабинетной философии в современной науке? Каковы отношения между такой традиционной философией и популярной в наши дни нейро- и экспериментальной философиями? Какова роль математической логики в философии?
Маркус Габриэль: Метафора кабинета не очень удачна, так как она маскирует очевидную значимость философских дискуссий. Нет такой философии, которую мог бы практиковать изолированный от общества гений, сидя в кресле, вытягивая структуру логической мысли и высвечивая ее своим мышлением. Различие между «кабинетной» и «экспериментальной» философиями, скорее, служит инструментом полемики. Во многих случаях подчеркивать значимость эксперимента или сногсшибательные результаты изучения мозга — значит исповедовать определенную форму идеологии. Она нужна для того, чтобы дать голос типичной ненависти философов к самим себе — дать им почувствовать, что им удалось немного разбавить безвкусный суп чистых философских понятий. В общем, мне не очень нравится, когда к философской работе привлекают разного рода специалистов. Это касается и математической логики. Я приветствую ее использование, пока это полезно. Однако трудности появляются во время перевода совершенно ясного философского утверждения на гораздо более запутанный диалект символической логики. Введение результатов исследований в области математической логики в философию может быть одновременно и полезным и ошибочным. Просто подумайте обо всех трудностях, которые окружают парадоксы теории множеств или теоремы Геделя.

Markus Gabriel: On what there is and there is not

Markus Gabriel is a German philosopher and professor at the University of Bonn.

Date palm compote:
What do you think about position of armchair philosophy in contemporary science? What are the relations between traditional philosophy of this kind and popular experimental and neurophilosophy? What is the role of mathematical logic in philosophy, is it useful in philosophical investigations?

Markus Gabriel: The armchair metaphor is not very helpful. On the contrary: it masks the obvious dimension of philosophical conversations. No philosophy has ever been practiced from the airchair if this means that some absolutely socially isolated genius individual sits down and figures out the structure of logical thought by directing noetic rays at it. The contrast between “airmchair” and “experimental” is, this, mostly just polemical. In many cases, insisting on the greatness of experiments or the mind-changing nature of staring at the brain and bowing down to alleged specialists is a form of ideology: it serves just to give voice to the typical self-hatred of philosophers who feel that they add some salt to their otherwise tasteless soup of pure concepts. In general, I have no sympathy for outsourcing philosophy to alleged specialists of any kind. This includes mathematical logic. I love logic to the extent to which it is helpful in philosophy. However, often confusions are created by translating a perfectly intelligible philosophical statement into a much more obscure local dialect of symbolical logic. It can be both useful and misleading to introduce actual mathematical results into philosophy (just think of all the confusions surrounding the set-theoretical paradoxes or Gödel).