21 декабря 2015 г.

Маркус Габриэль: О том, что есть и чего нет

Маркус Габриэль — немецкий философ, исследователь античного скептицизма, трансцендентальной онтологии и философии мифологий, соавтор Славоя Жижека.

Финиковый компот: Что вы думаете о месте кабинетной философии в современной науке? Каковы отношения между такой традиционной философией и популярной в наши дни нейро- и экспериментальной философиями? Какова роль математической логики в философии?
Маркус Габриэль: Метафора кабинета не очень удачна, так как она маскирует очевидную значимость философских дискуссий. Нет такой философии, которую мог бы практиковать изолированный от общества гений, сидя в кресле, вытягивая структуру логической мысли и высвечивая ее своим мышлением. Различие между «кабинетной» и «экспериментальной» философиями, скорее, служит инструментом полемики. Во многих случаях подчеркивать значимость эксперимента или сногсшибательные результаты изучения мозга — значит исповедовать определенную форму идеологии. Она нужна для того, чтобы дать голос типичной ненависти философов к самим себе — дать им почувствовать, что им удалось немного разбавить безвкусный суп чистых философских понятий. В общем, мне не очень нравится, когда к философской работе привлекают разного рода специалистов. Это касается и математической логики. Я приветствую ее использование, пока это полезно. Однако трудности появляются во время перевода совершенно ясного философского утверждения на гораздо более запутанный диалект символической логики. Введение результатов исследований в области математической логики в философию может быть одновременно и полезным и ошибочным. Просто подумайте обо всех трудностях, которые окружают парадоксы теории множеств или теоремы Геделя.

Markus Gabriel: On what there is and there is not

Markus Gabriel is a German philosopher and professor at the University of Bonn.

Date palm compote:
What do you think about position of armchair philosophy in contemporary science? What are the relations between traditional philosophy of this kind and popular experimental and neurophilosophy? What is the role of mathematical logic in philosophy, is it useful in philosophical investigations?

Markus Gabriel: The armchair metaphor is not very helpful. On the contrary: it masks the obvious dimension of philosophical conversations. No philosophy has ever been practiced from the airchair if this means that some absolutely socially isolated genius individual sits down and figures out the structure of logical thought by directing noetic rays at it. The contrast between “airmchair” and “experimental” is, this, mostly just polemical. In many cases, insisting on the greatness of experiments or the mind-changing nature of staring at the brain and bowing down to alleged specialists is a form of ideology: it serves just to give voice to the typical self-hatred of philosophers who feel that they add some salt to their otherwise tasteless soup of pure concepts. In general, I have no sympathy for outsourcing philosophy to alleged specialists of any kind. This includes mathematical logic. I love logic to the extent to which it is helpful in philosophy. However, often confusions are created by translating a perfectly intelligible philosophical statement into a much more obscure local dialect of symbolical logic. It can be both useful and misleading to introduce actual mathematical results into philosophy (just think of all the confusions surrounding the set-theoretical paradoxes or Gödel).

16 ноября 2015 г.

Panpsychism solves problems

1. What do you think about R. Swinburne's argument from probability of existence of God? 

I think Swinburne is a good philosopher, but I'm not myself persuaded the case he builds for the existence of God. I have recently been reading Karen Armstrong, who points out that Aquinas and Augustine did not take human predicates such as 'omnipotent' and 'omniscient' to literally apply to God. From this perspective the conception of God as a kind of 'super-person'  - all-powerful and all-knowing - adopted by analytic philosophers of religion is crude and unorthodox.

2. Can you explain why physicalism and illusionism about consciousness are so popular among philosophers?  
3. Why do you think that physicalism is not enough for understanding the world? 

Панпсихизм решает проблемы

Интервью с Филипом Гоффом, британским философом, журналистом и блоггером, автором статей по метафилософии, философии религии, метафизике и философии сознания. Гофф защищает панпсихизм против физикализма, политически интерпретирует христианство и ведет блог philipgoffphilosophy.com. Работает в университете Ливерпуля и Центральном европейском университете Будапешта.

Финиковый Компот: В ХХ веке произошло возрождение философской теологии. Например, Ричарду Суинбёрну удалось сформулировать новый аргумент в пользу бытия Божия: это гипотеза способна объяснить все те положения, которые остаются недоказанными в науке. При этом она принимается так же, как и другие научные гипотезы: на основании данных, нуждающихся в объяснении. Что вы думаете об этом?

Либаний. Апология Сократа

1. Мужи афинские! Пусть и вдвое умножились бы обвинения против Сократа, продлевая собою список предъявленных судьям, о благе государства пекущимся и от порчи его охраняющим, не стану я, вопреки сердцу своему, отрицать мою к обвиняемому дружественность. И сочту себя человеком бесчестным, если подлый сговор клеветников разоблачить не попытаюсь, вам о честности и правдивости Сократа рассказав, кои засвидетельствованы были не раз словом его и делом.
2. Мне, другу Сократа, быть может, на божественную волю в судебном сем ристалище уповать должно, ибо ведают боги истину обо всех нас и справедливость хранят; но все ж и я отважусь речью своею быть оной защитою, дабы и эта малость для торжества ее послужила. Итак, вот суть дела: подученный Анитом, подал Мелет архонту жалобу; потом Ликон пред судом умением своим постарался, чтобы к смерти приговорен вами был один из сограждан; и если я смолчу в ответ, с бесчувственностью каменной на то взирая, как враги Сократовы ликуют, а судьи к клятвопреступлению склоняемы, случится непоправимое. Ибо недостойно гражданина от помощи судьям в честном голосовании отказаться и обману искусному клеветников не воспрепятствовать. И потому взошел я на трибуну сию, заботясь о вашей, судьи, чести ничуть не менее, чем о благе обвиняемого.

14 ноября 2015 г.

О теологии как ВАКовской специальности

Дискуссия об официальном научном статусе теологии длится уже не один год. «Теология» была внесена в классификатор образовательных направлений и специальностей еще в конце 1992 года. В 1999 году начала существовать и магистратура по этому же направлению. При этом ни для широкой общественности, ни для академического сообщества это не вызывало, в целом, никаких вопросов, недоумений или нареканий. Первая волна критики теологии в ВУЗах началась в конце 2000 – начале 2001 года, то есть когда по этой специальности уже существовали бакалавриат и магистратура. Основные аргументы «за» и «против» были сформулированные уже тогда и сейчас, когда идет оживленная дискуссия об окончательном закреплении научного статуса за теологией, борцы и защитники обращаются к уже хорошо знакомым приемам: «А как же отделение церкви от государства?», «В ведущих университетах мира такая специальность присутствует», «А смогут ли защищать степени буддисты или представители новых религиозных движений?» и проч. 

19 октября 2015 г.

Истина — это здравый смысл, а не наоборот



Интервью с Джоном Сёрлом, американским философом здравого смысла, профессором Калифорнийского университета Беркли, работающим в области исследования языка, сознания, рациональности и социума, оказавшим большое влияние на исследования в области искусственного интеллекта (автор мысленного эксперимента «Китайская комната»), когнитивные науки и лингвистику (один из создателей теории речевых актов); автором работ «Что такое речевой акт?» (What is a speech act? 1965), «Метафора» (Metaphor, 1979), «Сознание, мозг и программы» (Minds, Brains, and Programs, 1980), «Открывая сознание заново» (The Rediscovery of the Mind, 1992), «Рациональность в действии» (Rationality in Action, 2001) и др.

Финиковый Компот: Каковы, на ваш взгляд, наиболее значительные достижения философии ХХ века?

16 октября 2015 г.

Чему поучиться аналитическим философам


     Интервью с Джесси Принцем, философом, психологом и когнитивистом, профессором The City University of New York (CUNY). Принц работает в области философии сознания, эстетики, теории морали, теории эмоций и экспериментальной философии. Автор книг «Gut Reactions: A Perceptual Theory of Emotion» (2004), «The Emotional Construction of Morals» (2007), «Beyond Human Nature» (2012), «The Conscious Brain» (2012).



Финиковый Компот: Что вы думаете о разделении философии на аналитическую и континентальную?

24 сентября 2015 г.

Значение святого языка или забастовка ангелов против арамейского


Трудовой кодекс обеспечивает всем нам право на забастовку, если мы недовольны условиями, в которых работаем. Сегодня, когда в передовых странах всерьез задумываются о правах животных, мы порассуждаем о правах на забастовку…ангелов.
…Но начнём издалека, со времени, отстоящего от нас на полторы-две тысячи лет – именно тогда на Ближнем Востоке, в Вавилонии и в Земле Израиля завершалась кодификация традиции, существовавшей к тому времени уже не менее полутора тысячелетий. Тогда оформлялся окончательно Кодекс всех кодексов – Талмуд, который ныне имеется в двух изводах, названных по месту записи: Вавилонском и Иерусалимском.
Само слово талмуд на иврите значит «изучение». Но изучение чего? Изучение того, что в оригинале известно под аббревиатурой ТаНаХ, а в общеевропейской традиции – Ветхий Завет или Священное Писание. Но не только его. Если бы жизнь создателей Талмуда свелась к комментированию текста, то она была бы не такой красочной, какой была на самом деле, освещённой молниями дискуссий и озвученная громам споров о самой жизни: как о её смысле, так и об её мельчайших деталях.
Но для понимания Кодекса кодексов надо обращаться и к Книге книг – что и советуют нам мудрецы Талмуда, давая при этом рекомендацию: «Сказал р. hУна[1] бар Иеhуда, [что] сказал рабби Ами: Пусть всегда человек [изучает] главу [Торы вместе] с общиной: дважды Писание, один раз – перевод [на арамейский]»[2]. Язык Талмуда для непосвящённого и далёкого тёмен. Но, благодаря своей многозначности, весьма глубок. В данном высказывании рабби Ами, переданного р. hУной, задаётся парадигма изучения сакрального текста Пятикнижия, разбитого за пятьсот лет до них знаменитыми мужами Великого Собрания на пятьдесят четыре главы: по одной (реже – две) на неделю.
Ко времени начала фиксации устной традиции, давшей в итоге оба извода Талмуда, евреи уже несколько веков в быту пользовались арамейским языком, точнее одним из арамейских языков – иудео-арамейским. Огромные фрагменты последних книг ТаНаХа, книги Даниэля и Эзры, составлены на этом наречии. Несмотря на близость к древнееврейскому (ивриту), это всё же иной язык, чем тот, на котором вещали Избранному народу библейские патриархи, Моисей, ранние пророки и цари. Поэтому уже во времена Второго Храма стали появляться первые переложения ТаНаХа, и прежде всего Торы, Пятикнижия, на разговорный язык. Они называются таргумами, т.е. «переводами», от арамейского таргум. К моменту разрушения Храма появляются два самых известных таргума: буквалистский к Пятикнижию, сделанный р. Онкелосом (который был ни много ни мало принявшим иудаизм племянником Нерона), и с аллегорическими объяснениями всего ТаНаХа р. Йонатана бен Узиэля. Первый из них сразу стал каноничным и был взят на вооружение всеми изучающими Пятикнижие как полагается по недельным главам. Именно про этот таргум и говорится в вышеуказанной цитате из трактата «Брахот».
Арамейский вошёл и в литургию: до наших дней сохранились и ежедневно всеми еврейскими общинами произносятся ряд молитвенных текстов, среди которых самые известные – кадиши («освящение»). Их существует шесть видов, и из-за того, что один из них читается на похоронах, не без помощи одноимённого произведения Александра Галича сложился миф, что кадиш – это-де такая еврейская заупокойная молитва, что, мягко говоря, не так. Это всего лишь специальное восхваление Б-га, читаемое в присутствии молитвенного кворума (миньяна) из десяти мужчин старше тринадцати лет. Но в целом, мудрецы запретили молиться по-арамейски. И дело не в том, что они были языковыми пуристами, сторонниками чистоты святого языка (иврита) – нет, дело было в онтологическом статусе арамейского.
Еврейская традиция утверждает, что Творец дал народам мира семьдесят языков, в которые не входят, по понятным причинам, иврит и…арамейский. По поводу последнего говорят, что касдим (т.е. халдеи) не будут народом[3], следовательно, их язык точно не в числе семидесяти основных языков. Надо сказать, что традиция здесь основана на совершенно точном историческом факте: арамейский был lingua franca в Ахеменидской империи, охватившей весь Ближний Восток от Эфиопии до Индии. В самом деле, этот язык – «безродный космополит».
Сразу же после трагедии разрушения Второго Храма мудрецы, приводя в порядок богослужение отмечали в Талмуде: «Поскольку Молитва – это [просьба] о милосердии, можно молиться как угодно. Но разве можно [произносить] Молитву на любом языке? Ведь сказал рабби Йеhуда: пусть никто не просит о нуждах своих [в молитве] на арамейском языке. Ибо сказал рабби Йоханан: Всяким, кто просит о нуждах своих на арамейском языке, не занимаются ангелы служения, ибо ангелы служения не знают арамейского языка! – Здесь нет затруднения: то [сказано] об отдельном человеке, а это – об общине»[4].
Рассеяние сделало своё злое дело и мудрецам пришлось пойти на уступку: было разрешено молится на разговорном наречии для того, чтобы большинство евреев могли молиться с нужным настроем (обязательное требование, предъявляемое в иудаизме к молитве), что невозможно, если произносишь текст на мало понятном тебе языке. Однако здесь учителя сразу оговорились: «Это касается только индивидуально молящихся!». А молитву миньяна обязали вести на святом языке, ведь в целой-то общине найдутся знатоки, да и от молитвы десяти взрослых мужчин Б-г никогда не отвернётся, в то время как для доставки «прошения» одиноко молящегося нужна «фельдъегерская служба» ангелов. Но здесь мы сталкиваемся с противоречием: ведь эта «служба» тут же завернёт беднягу, ведь она не доставляет сообщений на не понятном ей языке. Мало ли о чём просят в нём, ответственность весьма велика: Б-г испепелит мириады ангелов в миг, стоит Ему только захотеть!

22 июня 2015 г.

Call for papers!

Philosophical magazine "Date-Palm Compote" is currently accepting manuscripts for future issues.

Call information: "Date-Palm Compote" magazine welcomes articles on various problems of contemporary philosophy from a vide range of approaches including nontraditional that are usually beyond the scope of  classical journals . It aims at bridging the gap between “Big science” and informal but thought-provoking talk.

"Date-Palm Compote" encourages the exchange of ideas, and illustrates the interdisciplinary work that is the hallmark of  contemporary philosophy.

"Date-Palm Compote" is published by a group of postgraduate students of the Philosophy Department of Lomonosov Moscow State University supported by Moscow Center for Consciousness Studies (hardproblem.ru).

Recommended Topics:
Topics to be discussed in the Fall issue include (but are not limited to) the following:

- papers on the philosophy of language, particularly about the problems of reference and the meaning of «meaning»;

Call deadline: 1 August (max 1500 words).

Topics to be discussed in the Winter issue include (but are not limited to) the following:
- papers about the problem of the external world;

Call deadline: 1 December (max 1500 words).

Other topics (for both issues) will comprise:

- papers on sociology and anthropology of academic life;
- historical papers on philosophical clubs and informal communities of philosophers (e.g. Platonic Academy, The Metaphysical Club in Harvard) It is possible to publish one long paper (max 4000 words) in parts  and publish them in the Fall and Winter issues.

Prospective authors should note that only original and previously unpublished articles will be considered. Articles submitted to the journal should normally be no longer than 1,500 words.

Please feel free to contact the Editorial Board for the extended deadline of submission.
An earlier submission will be reviewed sooner.

Сontact us:

29 мая 2015 г.

О чём спорят российские философы?


Я давно хотел, чтобы ФК публиковал социологические или квазисоциологические заметки о делах русскоязычного философского сообщества. А раз чего-то хочешь − сделай это сам. Надеюсь, за этим эссе последуют другие, а настоящая работа будет самой дилетантской. Так что ФК ищет человека, который владеет соответствующим теоретическим инструментарием и желает писать о философах. Я не социолог и испытываю понятное для метафизика и историка философии раздражение от всякого социологизма. Я не ставил цели построить социологическую модель отечественной философии, описать или объяснить существующие в ней позиции исходя из существующих в обществе классовых, клановых или еще каких-нибудь значимых различий. Интересно знать, что думают мои коллеги, что читают и над чем работают.

5 мая 2015 г.

Д.Р. Хофштадтер. Тест Тьюринга: Беседа в кафетерии (Фрагмент про модели, имитацию и объекты)

СЭНДИ: У Дэниэля Деннетта в его книге “Мозговая атака” есть похожее сравнение, только там он говорит об имитации ураганов.
КРИС: Это тоже отличный пример. Ясно, что когда компьютер симулирует ураган, внутри у него никакого урагана нет, память машины не разрушается от ветра, дующего со скоростью 200 миль в в час, на полу в компьютерной лаборатории нет дождевой воды и так далее.