19 октября 2015 г.

Истина — это здравый смысл, а не наоборот



Интервью с Джоном Сёрлом, американским философом здравого смысла, профессором Калифорнийского университета Беркли, работающим в области исследования языка, сознания, рациональности и социума, оказавшим большое влияние на исследования в области искусственного интеллекта (автор мысленного эксперимента «Китайская комната»), когнитивные науки и лингвистику (один из создателей теории речевых актов); автором работ «Что такое речевой акт?» (What is a speech act? 1965), «Метафора» (Metaphor, 1979), «Сознание, мозг и программы» (Minds, Brains, and Programs, 1980), «Открывая сознание заново» (The Rediscovery of the Mind, 1992), «Рациональность в действии» (Rationality in Action, 2001) и др.

Финиковый Компот: Каковы, на ваш взгляд, наиболее значительные достижения философии ХХ века?
Джон Сёрл: Мы знаем много открытий в философии прошлого века, и я бы не стал ранжировать их. Но я могу сказать о себе. Наиболее важной моей книгой для меня самого была опубликованная в 1983 году работа «Intentionality: An Essay in the Philosophy of Mind». Я понимаю, что в ХХ веке было много книг, и каждый сможет назвать получше, чем эта, но мне она дороже всего.

ФК: Что вы думаете о роли классического американского прагматизма (Пирс, Джеймс, Дьюи) в современной философии?
ДС: Я не думаю, что у него вообще есть какая-либо значимая роль. Из всех троих наиболее важен Пирс, но очень трудно понять, что именно он говорит, и большинство людей просто не обращает на него внимания.

ФК: Ричард Рорти как-то сказал, что Деннет — это Деррида аналитической философии. И у вас были крупные дискуссии с обоими. Что вы думаете об этом сравнении?
ДС: Я думаю, что Рорти плохо понимает Деннета. Да, Деннет плохой философ, но совсем не шарлатан. Он плохой философ, так как его работы основаны на двух ошибочных теориях: бихевиоризме и верификационизме. Эти теории не дают ему адекватного подхода к сознанию
и интенциональности. Если вы утверждаете, что сознание не проявляется иначе, кроме как в объективно наблюдаемом поведении, и что утверждения о сознании могут быть объективно и публично верифицированы лишь в соотнесении с этим поведением, то вы придерживаетесь некогерентной теории сознания.
Деррида — много хуже. Он просто шарлатан. Я могу это доказать, но вряд ли оно того стоит.

ФК: Вы известны как философ здравого смысла. В истории философии было несколько философов, учения которых соотносили с этим понятием: Томас Рид, Джеймс Битти, Джордж Эдвард Мур и другие. Есть ли какая-то связь между вашим способом делать философию и этими классическими авторами?
ДС: Если вы пытаетесь изо всех сил сказать только те вещи, которые истинны, очень многое из того, что вы скажете, будет звучать как здравый смысл. Так, например, я утверждаю, что существуют материальные объекты, и они существуют независимо от нашего языка и наших
мыслей о них. Это похоже на здравый смысл. Однако множество вещей, в которые верит здравый смысл, очевидно ложны (во всяком случае, мне так кажется). Например, многие верят в то, что каждый из нас состоит из двух принципиально различных частей: сознания и тела. Я полагаю, что это ошибка. Меня интересует только истина. Многие, но не все, истины относятся к здравому смыслу. Но я верю в них не потому, что они относятся к здравому смыслу. И в этом мое отличие от Мура. Мур полагал так: раз некое суждение признано здравым смыслом, то это аргумент в пользу этого суждения. Я восхищаюсь Муром как личностью, но не как философом. Я не разделяю его подхода. Я думаю, что вы должны иметь независимый аргумент в пользу чего-то, и, если вы пытаетесь указать на истину, множество вещей в конце концов будут звучать как здравый смысл. И действительно, если здравый смысл состоял бы из одних ошибок, мы бы, по-видимому, все вымерли, так как здравый смысл является данным эволюцией средством нашего выживания. А что до остальных имен, которые вы назвали, то я слишком мало о них знаю. На самом деле, до вашего письма я даже никогда не слышал о философе Битти.

ФК: Вопрос относительно Китайской комнаты. Вы же понимаете, что мы не могли удержаться. Говорят, что влияние Китайской комнаты было одной из причин закрытия
многих программ по искусственному интеллекту. Правда ли это?
ДС: Я ничего не знаю о влиянии этого аргумента. Очевидно, что он верен, и я полагаю, что люди в конце концов поймут это.

ФК: Возможно, но на него есть ряд возражений. Одно из них, например, касается неэквивалентности Китайской комнаты и Китайского робота. В Китайской комнате человек знает всю программу, требуемую для продуцирования ответа, а в случае с Роботом — нет. Робот, в отличие от Комнаты, способен давать ответы на индексикальные вопросы, поскольку у него есть датчики и таблица соответствий между образами или данными, получаемыми им из внешнего мира, и китайскими символами. Но если бы человек в Роботе получил доступ к этой таблице, он, очевидно, начал бы понимать отношения между символами и их значениями.
ДС: Нет, вы неверно понимаете мой ответ на возражение от Робота. Суть в том, что я нахожусь внутри «мозга» Робота и в прямом смысле получаю то же, что и любой процессор, а именно символы. Во внешнем мире могут быть причины этих символов, но я ничего об этом не узнаю. Центральный процессор Робота ничего не понимает, каковы бы ни были отношения между образами и их символами, так как компьютер есть в строгом смысле машина, манипулирующая символами.

ФК: Другой вопрос. Что вы имеете в виду под «каузальной силой»? Как вы определяете каузальность? Можем ли мы сказать, что каузальность есть регулярность?
ДС: Каузальная сила — это просто способность делать нечто случившимся. Одна из худших ошибок в истории философии — это идея, что каузальность может быть регулярностью. Это неверно. Посмотрите раздел про каузальность в книге, которую я упомянул в начале беседы.

ФК: Можете ли вы представить себе эмпирический факт, который опроверг бы ваш биологический натурализм?
ДС: Конечно. Биологический натурализм был бы опровергнут, если бы после смерти мы все очнулись и увидели, что продолжаем жить в раю в виде бессмертных душ и что нам совсем не нужны тела и мозги для того, чтобы иметь внутренний мир. Если бы это было так, это опровергло бы меня. Но, увы, это маловероятно.

ФК: Некоторые философы высказываются крайне негативно об истории философии. Говорят, что она есть собрание ошибок и лучше бы ее скорее забыть. Что вы об этом думаете? Может ли изучение истории философии быть полезным?
ДС: Если вы получаете удовольствие, изучая историю философии, так изучайте ее. Я не занимался этим специально. Я знаю о ней лишь немного, и она иногда полезна, а иногда нет. Я не думаю, что она как-то особенно важна, хотя и всегда интересна, так как великие философы прошлого были очень даже ничего.

ФК: Нефилософский вопрос. Какова ваша позиция относительно студенческой революции 1968 года?
ДС: Я написал книгу о студенческом движении 60-х, «The Campus War», и там изложены мои взгляды по этой проблеме. В общем, я думаю, что радикальное студенческое движение в западных странах в 60-е годы было настоящим бедствием. В Соединенных Штатах оно продлило войну во Вьетнаме, нанесло вред университетам, повредило образованию, жизни и карьере тысячи студентов. В общем, вся эта история — смешной, глупый и вредный фарс. Были некие хорошие моменты в начале Движения за Свободное Слово в Беркли в 1964 году и позитивные действия в поддержку Движения за Гражданские права, но из-за студенческого радикализма всё это выродилось в нечто ужасное. Мой общий принцип такой: в США крайне правые очень глупы, и поэтому трудно принимать их всерьез, а радикально левых очень мало, и они имеют очень слабое влияние на общую публичную политику, но если посмотреть на их философское мировоззрение, то оно представляет собой безусловное зло.

ФК: О чем вы никогда не думали?
ДС: Я никогда не думал о трудностях китайской кулинарии. Насколько я могу судить, китайцы тратят больше усилий на готовку, чем представители любой другой культуры, но я никогда не думал об этом. Я восхищаюсь китайской кулинарией, Китай имеет великую культуру. Но есть три вещи, которые они никогда не смогут признать: демократию, права человека и то, что женщины — люди.

Truth is common sense, and not vice versa


Date palm compote: What is, from your point of view, the most significant achievements of philosophy in the XX century?
John Searle: There were many achievements in philosophy in the 20th century, and I would not begin to attempt in ranking them. From my own personal point of view, the most important book to me in the 20th century was a book I published in 1983, Intentionality: An Essay in the Philosophy of Mind, and that is in the philosophy of mind. I realize that there are lots of books in the 20th century that everyone would agree are much better than this, but that is the one that meant the most to me.

DC: That do you think about the role of classical American pragmatism (Peirce, James and Dewey) in contemporary philosophy?
JS: The classic American pragmatists have almost no influence in contemporary philosophy. Peirce is the most important of the three, but it is very hard to figure out what he is saying, and most people do not pay any attention.

DC: Richard Rorty once said that D.Dennett is J.Derrida in analytic philosophy. And you have had a glorious discussion with both of them. What do you think about Rorty’s comparison? What do you think about Derrida's philosophy now?
JS: I think Rorty’s comparison is very unfair to Dennett. Dennett is a bad philosopher, but he is not a charlatan. He is a bad philosopher because his work is founded on two mistaken theories, behaviorism and verificationism. I could explain this is more detail, but his behaviorism and verificationism prevent him from getting an adequate account of consciousness and intentionality. If you think there is nothing to the mind except publicly observable behavior, by which statements about your mind can be publicly verified, you will always have an incoherent theory of the mind. Derrida is much worse. He was actually a charlatan, and I can explain that in detail, but it is hardly worth it.

DC: You are famous as philosopher of common sense. In the history of philosophy there were several philosophers which had been called “philosopher of common sense”: Thomas Reid, James Beattie, and George Edward Moore. Are there any relations between your way of making philosophy and these classical authors’?
JS: About common sense: if you try very hard to say only things that are true, an awful lot of what you say will sound like common sense. So, for example, there are material objects, and they have an existence independent of our language and thoughts about them. That sounds like common sense. A lot of the things that are believed by common sense, however, are obviously false, or so I claim. So, for example, I think many people in common sense believe that each of us is both a mind and a body. That we are made of two fundamentally different kinds of things. I think that is a mistake. The point is this: I try very hard to say only things that are true. For that reason, many, but not all, of them sound like common sense. But I do not believe them because they are common sense. That is why I am different from Moore. Moore thought that the fact that something was common sense was an argument in its favor. I do not believe that. I think you have to have an independent argument in favor of something, and then if you try to state the truth, a lot of truths end up being truths of common sense. And indeed, if common sense were systematically wrong, we would presumably all die because common sense has to function in our evolutionary survival. About your specific question: I admire Moore as a character, but not as a philosopher. I know nothing at all about the other two, Reid and Beattie. In fact, I never heard of Beattie until I received your letter.

DC: "Chinese room" questions. My friends and I have some troubles with difficult fragments in your classical work “mind brains and programs”. In the Robot case the person in Chinese room does not know the whole program because he (or she) does not know the program of robot. And if he (or she) internalizes this program, he (or she) should start to understand the relations between symbols and meanings. Because the foundation of robot’s ability to get the “information” is a table of correspondence between the image (and another “perceptual” data) and the Chinese symbols. What do you think about this objection?
JS: No, you misunderstand my answer to the robot reply. The point is that I am on the inside of a robot's brain, and what I am receiving are strictly the things that any computer central processing unit receives, namely symbols. There may be causes of these symbols in the outside world, but I know nothing about that. The robot's central processing unit knows nothing whatsoever about the relation between the image and the symbols because the computer is strictly a symbol manipulating machine.

DC: What do you mean by “causal power”? How can we define causation? Can we say that causation is regularity?
JS: Causal power just means the ability to make something happen. One of the worst mistakes in the history of philosophy is the idea that causation is just regularity. That is wrong. See the chapter on causation in Intentionality, the book I mentioned earlier. 6. Can you imagine an empirical fact which refute your biological naturalism? Or you think that philosophical theories should not pay attention to falsification? Of course, biological naturalism would be refuted if, after our death, we all woke up to find that our lives continued as immortal souls in heaven, and that we did not need bodies and brains to have a conscious life. I would definitely be refuted if that turned out to be true, but I think it unlikely that it will turn out to be true.

DC: They say that Chinese room’s influence was a reason why a lot of AI programs and grants were killed and nowadays nobody believe in strong AI. Is it true?
JS: I have no idea of the influence of the Chinese Room Argument. It is obviously right, and I assume in the end, people will recognize that.

DC: What do you think about the idea of conceptual analysis as a philosophical method? A lot of people reject this idea and call themselves experimental philosophers (for example: Joshua Knobe, Jesse Prinz, Shaun Nichols). Do you like this movement?
JS: Conceptual analysis is one important philosophical method. There are others as well. I do not know the work of the three people you mention.

DC: Some academic people hate history of philosophy. They think that it is the history of mistakes. What do you think about it?
JS: Can studying history of philosophy be useful? If you enjoy the history of philosophy, by all means, do it. I do not spend much time studying the history of the subject. I do not know much about it, and it may be useful or it may not be. I have not found it especially useful, though it is always interesting because the great philosophers of the past were so brilliant.

DS: Non-philosophical question. What was the main point of your position in 1968? What is your opinion about idea of left politic in general?
JS: I wrote a book about the student movement of the '60s. It is called The Campus War, and it states my views on all of these issues. In general, I think the student radical movement of the 1960s in Western countries, such as the U.S., France, and England, was disastrous. I think in the United States, it harmed the universities, and it prolonged the war in Vietnam. It also damaged the education, lives, and careers of thousands of students. In general, the whole thing was a ridiculous, stupid, and vicious farce. There were good moments at the beginning like the Free Speech Movement in Berkeley in 1964, and various efforts to help the Civil Rights Movement, but student radicalism degenerated into something awful. The general principle is this: In the United States, the extreme right is so stupid that it is hard to take it seriously. The extreme left is so tiny that it has very little influence on general public policy, but as far as its philosophical outlook is concerned, it is evil.

DC: What have you never thought about?
JS: I have never thought about the difficulties of Chinese cooking. As far as I can tell, they spend more effort on cooking than any other culture, but I have never thought about it. I admire Chinese cooking enormously, and I think they have a great culture, but there are three ideas they never got: 1) democracy, 2) human rights, 3) women are humans.

Комментариев нет:

Отправить комментарий