22 января 2017 г.

Перформативное доказательство бытия божия


Текст Василия Кузнецова


– Эй, эй, – без выражения окликнул его чиновник. – Основание!
– Во имя господа, – значительно сказал Румата, оглянувшись через плечо. Чиновник и брат Тибак дружно встали и нестройно ответили: «Именем его!». Очередь глядела вслед Румате с завистью и восхищением.

А. и Б. Стругацкие,
«Трудно быть богом»

Будь я помоложе, я написал бы историю человеческой глупости, взобрался бы на гору Маккэйб и лег на спину, подложив под голову эту рукопись. И я взял бы с земли сине-белую отраву, превращающую людей в статуи. И я стал бы статуей, и лежал бы на спине, жутко скаля зубы и показывая длинный нос – САМИ ЗНАЕТЕ КОМУ!
К.Воннегут, «Колыбель для кошки»
Странно доказывать существование того, чье существование предположительно не только не обеспечивается и никоим образом не может обеспечиваться доказательством, но и наоборот – должно поддерживать действенность доказательства («Если Бога нет, то какой же я после того штабс-капитан?»). С другой стороны, если бы удалось представить несомненное доказательство бытия божия, тогда не было бы нужды в вере, – ибо незачем верить, если нельзя не (при)знать доказанное. Однако доказывают.
  При этом вера тоже оказывается нередко проблематичной. Согласно известной притче, некий человек пожаловался священнику, что никак не может поверить в бога, а тот в ответ попросил описать, в какого именно бога он хочет поверить; выслушав рассказ, священник воскликнул: «В такого бога и я бы не поверил!».
Отсюда с очевидностью выводится модель действия перформативного[1] доказательства бытия божия – это такое описание бога или же какой рассказ о нем, которые с необходимостью приводят к вере в него[2]. Иными словами, перформативным доказательством бытия Божия будет такой набор символов, ознакомившись с которым нельзя будет не поверить в Него. Возможно, для разных людей доказательство должно быть различным.
Важнейшим преимуществом такого доказательства (при его наличии) будет выступать его несомненная действенность, предположительно легко проверяемая и очевидная для любого наблюдателя, – подобная действенности «Убийственной шутки» Монти Пайтона или «Зенитных кодексов Аль-Эфесби» Пелевина.
В качестве приложения (факультативного) приведем небольшое извлечение из юбилейного десятитомного комментированного издания данного текста.

Вопросы для рефлексивной самопроверки:
Можно ли корректно говорить о перформативности, не учитывая перформативные эффекты, и почему?
Что должно означать изменение именования доказуемого? В каком месте текста это происходит и почему?
Что должно означать отсутствие в тексте самого доказательства? Почему не процитированы упомянутые в конце шутка и кодексы?



[1] Про перформативность подробнее см.: Кузнецов В.Ю. Перформативность и уровни коммуникации // Логос, 2009, № 2.
[2] Тем самым безусловно п(р)оявляется бытие бога как интенционального предмета веры – включая возможность веры в бога мертвого (см.: теология мертвого бога) или в бога отсутствующего (см.: теология отсутствующего бога). Отвечать на (некорректный/некоррелятивистский) вопрос о бытии бога до и/или помимо веры в него («Чем пахнет роза, которую никто не нюхал?») предоставим спекулятивщикам-спекулятивистам.

См. также Перформативное опровержение перформативного доказательства бытия божия


Комментариев нет:

Отправить комментарий