14 сентября 2018 г.

Тождество личности царя Соломона

Западная цивилизация заинтересовалась вопросом о тождестве личности еще в Средневековье, а животрепещущим он стал в эпоху Возрождения и Новое время. Западный мир стал колыбелью новой личности, чьи права и свободы сакрализированы. Несмотря на все труды исследователей повседневности, мы не можем сейчас сказать насколько личность древнеближневосточного или первобытного человека тождественна нашей, европейской.  Эта проблема «также неисчерпаема, как и атом».
Однако в наши дни многие философы поднимают такие казусы и задачи, которые не снились поднаторевшим в казуистике мудрецам Талмуда и отцам Схоластики. Например, если человек телепортируется, сохраняя сознание, насколько это будет тот же самый человек (при чем суть телепортации — в уничтожении физической системы в одном месте и воссоздании ее в точности в другом)? Воистину, вопрос о яйце, снесенном курицей в праздник или в субботу, бледнеет как звезды на заре. Однако от этого проблема с телепортацией (до сих пор технически неосуществимой) и личностью не перестает быть актуальной и неразрешимой. 
На закате Античности на Ближнем Востоке — в Земле Израиля и в Вавилонии — существовали школы еврейской мысли, чьи плоды — довольно противоречивые, но от этого не менее интересные — были зафиксированы в раннем Средневековье в корпусы текстов, получивших имена Талмудов — Вавилонского и Иерусалимского. В этих текстах, а также в корпусе их толкований — Мидрашах — есть целый funfiction на тему библейских историй, полных резких поворотов сюжета. Эти перетолкования были нужны для того, чтобы «затушевывать» проблемы исходного текста: например объяснять, почему «мудрейший из людей» приносил жертву идолам, предварительно заведя гарем из тысячи жен.
И вот в одном из трактатов Вавилонского Талмуда есть причудливая и удивительная история, достойная встать в один ряд с парадоксом телепортировавшейся личности. Эта история об изгнании библейского царя Шломо/Соломона с престола и замены его на царя всех демонов Ашмедая.
В трактате Гитин (посвященный разводу и отпуску рабов на волю), мы читаем историю о постройке храма в Иерусалиме в версию мудрецов Талмуда: Соломон приручил духов и демонов, а потом и царя их — Ашмедая (Асмодея). Однако в конце концов злой демон выпросил у Соломона волшебное кольцо, при помощи которого Асмодей  «зашвырнул его [Соломона] на четыреста фарсангов» — это дальше чем тридевятое царство.
Перед подданными встала загадка — тот ли это царь? В Синедрионе удивились возросшей манией величия «Соломона». «Безумец безумен не только в одном», — решили мудрецы и стали проверять насколько известная им личность Соломона тождественна текущей. Сначала спросили у полководца Бенаяу, игравшего роль «министра обороны»: вызывает ли он тебя? Тот ответил, что нет. Спросили многочисленных жен: у вас царь бывает? Жены, ответили, что да, но почему-то приходит в чулках, а еще… о ужас… навещает в интимном плане свою мать Бат-Шеву (Вирсавию). Тут-то злодей и попался.
Давайте обратим внимания на логику, приписанную мудрецами III – V вв н.э., совету старейшин X в до н.­э. (если таковой тогда существовал, конечно). Во-первых, личность знает свое место в космосе-общине — даже если вы царь, то вы не можете иметь лишних амбиций. Во-вторых, есть некая малая группа, общение с членами которой обязательно — это могут быть как слуги, так и сексуальные партнеры. Если этот порядок коммуникации прекращается — то это повод подозревать «подмену».
Тут некоторые могут возразить: но ведь если и современный человек вдруг сузил количество членов своей малой группы, среди которой он ведет межличностную (то есть неформальную и эмоциональную) коммуникацию — про него могут сказать «как подменили»? Однако это лишь образное выражение. Чаще про резко ставшего нелюдимым человека говорят, что он «изменился» — то есть не подозревают никакого «демона» в «подмене». Ну, в конце концов, человек имеет право удалиться из всех соцсетей и начать новую жизнь — и это право и способность новоевропейской личности имманентны.
Но на Ближнем востоке в Древности — как и в любом традиционном обществе — такого анахорета бы не поняли.
Если вдуматься поглубже — то этот анекдот из Вавилонского Талмуда показывает, что даже почти 2000 лет назад, интеллектуалы просто не допускали полного превращения одной личности в другую. В трактате Гитин мы видим обыкновенную травестию (переодевание) — этот Асмодей даже не удосужился вести себя как скромняга Соломон. А ведь именно поведение вместе со всем сопутствующим (например, стилем письма) формирует социальное ожидание, которое общество в целом или отдельные личности приписывают данной личности, и которое помогает объективно отождествить, например, Соломона с Соломоном.    

Давид Апфельбаум

Комментариев нет:

Отправить комментарий