16 октября 2012 г.

Суперпозиция жизни

…С чего же начиналось?..

Женя in the аэропортная кишка with diamonds – all over the way.
            Да, пожалуй, так.

            Стены гудели; стены медленно поднимались; давление заложило уши в ломбард под процент в несколько Паскалей.
            Иллюминатор делился со мной наблюдениями о пейзаже: как дождь орошает поле, так снопы света сквозь перистый ковёр ниспадают с неба на лес – и он сразу маленький.
            Это завораживало, но чем игрушечнее становились деревья, дороги, дома, кварталы, чем быстрее и выше поднимался воздухоплав, тем сильнее сквозь картину облачной оптики прорывались другие отголоски, обрывки интуитивной ясности, «сны о чём-то большем»…
          
О, да, я был преисполнен снами!  Перевозбуждённый ожиданием недосып, помноженный на доброе предотлётное кофе, ещё до посадки расцвёл кислотными калейдоскопами ассоциаций. «Большеглавые колибри из сапфиров и топазов Svarovski; призматически-пиксельные – они родственны покемону по имени Porygon… …Вот указатели, люди же делегируют им свою способность показывать правильное направление, дело в этом! Надо им просто доверять, они мне всё подскажут… …Уверенность в самостоятельном путешествии: как будто я живу не только вне своего возраста, но и вообще – вне возраста. Поэтому всё можно». (Мо)ментально-ажурные всполохи мыслей – макрофотографии снопов искр, протуберанцев, вырывающихся из сознания; обострённо-звенящее внимание; странное желание понимания…

            Я поворачиваюсь. Солнечный бог заглядывает к нам в окна. Облака выпадают небом.
            Город внизу такой крошечный. Город…

            Ясность свивается в тугой узел и прорывается наружу.

            Когда детскому психологу, для исследований заснявшему на камеру возникновение групп детей во время их игр, открывается новый феномен (например, что первые возникают не «вокруг» детей-лидеров, а силами бойцов второго эшелона активности) – открытие [забудьте, наконец, про «алетейю»!] происходит потому, что был сделан shift, смещение, перемещение, смена оптики и (экс)позиции. Новый взгляд отличен от того, как видят происходящее сами дети; они погружены в игру, где всё предстаёт иначе. Разве не находится наука в постоянном движении? «Самое замечательное в позиции заключается в том, что её можно позиционировать… - и изменять!» – говорит Бруно Латур – «Коль скоро астрономы располагаются на земле, они имеют ограниченный ракурс. Возьмём, например, Гринвич… Вы бывали там? Это прекрасное место. Впрочем, астрономы немало преуспели в смещении этого ракурса, – благодаря инструментам, телескопам, спутникам. Сегодня они могут нарисовать карту распределения галактик во всей вселенной. Неплохо, не правда ли? Покажите мне одну точку зрения, и я покажу вам дюжину способов выдвинуться за её пределы». Многообразие ракурсов – вот что важно!
            Именно поэтому демограф, архитектор-планировщик и аналитик-урбанист, наблюдающие город как я сейчас, с роскоши взора – высот аэрофотосъёмки – не имеют привилегии детерминации преобразовываемого ими мира, как не в силах и вычитать в пересечениях кварталов сценарий, в котором горожане всего лишь играют роль переменных, пробегающих по множеству улиц, локаций и транспортных потоков, всецело определяющих их возможности действовать. «Мы видим город так, как не видят его местные жители», - отвечает проектировщик, простирая руки над макетом, - «поэтому видим те структуры, которые в действительности управляют на первый взгляд свободными перемещениями людей». Неплохая попытка, и по-своему искренняя, но чего не достаёт этому взору par excellence – так это всех прочих точек зрения. Адепты панорамного обзора, черпающие свою силу в полностью развёрнутых схемах и снимках, в первую очередь имеют к городу (и его изменению) особую форму доступа, не лучше и не хуже прочих. Другую. Как у комплексных чисел, где сравнить можно лишь модуль их значений, но не сами эти числа
            Мы можем жить в городе, путешествовать по городу, открывая с друзьями новые уголки, планировать «транспорт в городах, удобных для жизни» вместе с Вуканом Вучиком, стальной птицей парить над городом, удивляться городской жизни после блистательного романа «Город» пера Клиффорда Саймака (привет роботам, Псам и муравьям), смотреть на свой город из космоса – как и на сотни других по всему миру, где мы не жили и не были… по крайней мере, пока. Мы ведь действительно можем очень многое. Главное – всё время перемещаться, выходить за пределы собственных ограничений – и быть открытыми.

P.S. «Так сколько же всего есть разных точек зрения?» А почему вопрос их конечной исчислимости вообще оказывается важен? Их ровно столько, сколько вы способны представить, пережить, измыслить.
Новый взгляд отрывает новые горизонты – и новые способы жить в этом мире. Как пел в «Кристофере» Филигон Кендер:
            «…Дым развеется в небе большом,
            Капли крови похожи на вишни:
            Так, наверное, смотрит Всевышний,
            И считает, что всё хорошо».

            И правда, а почему бы и нет?

Евгений Интер

Комментариев нет:

Отправить комментарий